Auction 121
Sep 26, 2018 (Your local time)
Russia
 125009, г. Москва, Нижний Кисловский пер., 6, стр. 2.
The auction has ended

LOT 20:

[На чем «прокололся» Димитрий Самозванец] Сочинения и переводы Карамзина.

catalog
  Previous item
Next item 
Sold for: 220,000р
Start price:
95,000 р
Estimated price:
90,000 р - 95,000 р
Auction house commission: 15%
tags: Books

1834-1835.


Карамзин, Н.М. Сочинения. В 9 т. Т. 1-9. 4-е изд. СПб.: В Тип. А. Смирдина, 1834-1835.
Т. 1: Стихи. 1834. [8], 261, IV с.
Т. 2: Письма русского путешественника. 1834. [6], 178, [2] с.
Т. 3: Письма русского путешественника. 1834. [6], 193, [3] c.
Т. 4: Письма русского путешественника. 1834. [6], 205, [3] с.
Т. 5: Письма русского путешественника. 1834. [6], 252, [2] с.
Т. 6: Повести. 1835. [6], 249, [2] с.
Т. 7: Смесь. 1834. [6], 294, [2] с.
Т. 8: Смесь. 1835. [6], 231, [2] с.
Т. 9: Смесь. 1835. [6], 281, [1] с.
Карамзин, Н.М. Переводы. 4-е изд. СПб.: В Тип. А. Смирдина, 1835.
Т. 1: Новые Мармонтелевы повести. 3-е изд. [4], 235 с.
Т. 2: Новые Мармонтелевы повести. [4], 263 с.
Т. 3: Повести г-жи Жанлис. [4], 194 с.
Т. 4: Повести г-жи Жанлис. [4], 235 с
Т. 5: Разные повести. [4], 206, ]2] с.
Т. 6: Разные повести. [4], 218, [2] с.
Т. 7: Пантеон иностранной словесности. [4], 218, [2] с.
Т. 8: Пантеон иностранной словесности. [4], 286, [2] с.
Т. 9: Пантеон иностранной словесности. [6], 267, [3] c.
19,5×11,5 см. В десяти одинаковых полукожаных переплетах эпохи. Тройные мраморированные обрезы. Корешки нескольких переплетов подклеены в нижней части. Блоки в хорошей сохранности. «Лисьи» пятна. Редкие пометы в тексте «Сочинений». Первые листы в тт. 3, 5, 9 переводов переплетены непоследовательно.
«Русские обедали в старину часу в одиннадцатом утра, и тотчас ложились отдыхать, как знатные, так и простые люди... Димитрий Самозванец никогда не отдыхал после обеда и не ходил в баню: жители московские заключили из того, что он не русский».
«В самой литературе, которая столь сильно действует на умы, видим мы полезное следствие Революции. Прежде сей эпохи всякая дерзкая книга была модной: ныне, напротив того, писатели боятся оскорбить нравственность, ибо перед всяким жива картина бедствий, произведенных во Франции развратом; даже в самых дурных романах соблюдается какая-то благопристойность и уважение к святыне нравов».

catalog
  Previous item
Next item