By Wednesday auction of Rare Books

Wednesday, 17.10.18
The auction has ended

LOT 229:

Миниатюрная книга. Редкостное советское частное издание времен войны, уникальное по безумию своего содержания. ...

Start price:
10,000 p
Auction house commission: 15%
tags: Books

Миниатюрная книга. Редкостное советское частное издание времен войны, уникальное по безумию своего содержания. Интересный исторический источник, рассказывающий как о мировоззрении высших сотрудников, так и о быте высшего руководства НКВД. Генерал НКВД Петр Афанасьевич Шария (1902-1983), порученец Берии, академик марксист, написал совершенно безумную эпико-мистическую поэму в восточном стиле о своем скоропостижно умершем сыне. Издал ее частным образом, правда только для своих – для гостей, приглашенных на сороковины смерти сына генерала. Своего сына Шария считал избранником некоей Высшей Силы, посланным на землю с особой миссией. В поэме безутешный отец описывает судьбу своей семьи и своего сына, причем делает он это с удивительно простодушными бытовыми и житейскими подробностями. Постоянно упоминаются подмосковная вилла семья Шария, собственный теннисный корт, гувернантка-англичанка, бесконечные поездки по курортам. Семья постоянно пользовалась недоступной в то время для простых смертных гражданской авиацией, в порядке вещей были регулярные походы в Большой театр и МХАТ, на важные футбольные матчи проходившие на стадионе Динамо. Семья пользовалась охраной и несколькими прикрепленными автомобилями. С точки зрения советского современника все это выглядело неслыханной роскошью. Однако, справедливости ради стоит сказать, что на людей занимавших в то время подобное положение во Франции, Англии или Германии все это «великолепие» впечатления бы не произвело. Книга издана частным образом, крошечным тиражом, в одной из типографий политиздата. В таком качественном полиграфическом исполнении издавались только тексты Сталина. Ни на что не похожий, неподражаемый своим, то ли детским, то ли нечеловеческим простодушием поэтический стиль: «Хоть наше небо стерегли Лихие соколы отчизны Опасно стало уж для жизни. ... Семейный сладок уж очаг... Нередко прорывался враг... Решил на время с ним расстаться Вновь час разлуки наступил, Дазмир хотел со мной остаться Но я ему на разрешил. ..... О сколько грусти и печали, В медовых,любящих глазах! Друг друга крепче мы обняли. «Нас будет, папа, мучать страх». ..... Но поезд тронулся. Расстались- Не знали мы на срок какой. С тяжелым сердем возвращались И я, и добрый шОфер мой.»
Шария, П.А. Дазмир / на правах рукописи. - М., 1944. - 152 с.; 14 х 11 см.